Хафиз Мамедов написал в haqqin.az: «Так они и разграбили миллиарды» СЕНСАЦИОННОЕ ПИСЬМО

Хафиз Мамедов написал в haqqin.az: «Так они и разграбили миллиарды» СЕНСАЦИОННОЕ ПИСЬМО

Серия опубликованных в haqqin.az статей, которые условно можно объединить  под общим заголовком «Хафка против ОПГ в банковской системе», привлекла особое внимание общественности страны.

Речь шла о том, что несколько высокопоставленных чиновников, создав организованную преступную группу (ОПГ), путем подлога документов, рейдерских захватов, а также использования служебного положения  в буквальном смысле разорили предпринимателя Хафиза Мамедова, известного в деловых кругах как Хафка. В результате процветающая еще пару лет назад возглавляемая им группа компаний Baghlan Group (BG) лишилась почти всех активов, а его Bank of Azerbaijan оказался крупным должником чуть ли не всех у своих партнеров и вкладчиков. Сам же предприниматель, инвестировавший в экономику Азербайджана 1,5 млрд долларов (чем, кстати, ни один азербайджанец по сей день похвастать не может), попал в организованную специально по его душу долговую ловушку.

Сегодня эту тему продолжает уже сам Хафиз Мамедов, письмо которого мы приводим ниже.

Хафиз Мамедов раскрывает тайны

«Внимательно слежу за аналитическими выступлениями, которые haqqin.az посвящает экономическим проблемам, в частности, в банковском секторе страны. Эксперты сайта умело доходят до сути самых запутанных ситуаций и, несмотря на всю сложность этой работы, аналитическим путем смело вскрывают недостатки банковской сферы и даже ее святая святых – монетарной политики. Но лично для меня наиболее интересными стали последние выступления  haqqin.az о преступной деятельности бывшего главы Международного банка Азербайджана (МБА) Джахангира Гаджиева. Именно это заставило меня самим взяться за перо. Дело в том, что именно Межбанк, в частности его бывшие руководители, нанесли мне и моей семье такой морально-материальный урон, от которого мы еще долго не сможем оправиться.  Свои «дружеские услуги» оказали мне и другие партнеры. Но обо всем по порядку.

Человека нередко вынуждают делать то, чего сам он вовсе не желает. Вот уже несколько лет я подвергаюсь материальному и моральному давлению со стороны как бывших своих друзей – партнеров по бизнесу, так и судебных органов. Обобрав  Bank of Azerbaijan до последней копейки и навесив на меня сотни миллионов разных долгов, сегодня они подключили к делу и официальные органы. Мой бывший приятель и партнер Джахангир Гаджиев, можно сказать, сделал свое дело и ушел, тогда как остальные все еще продолжают копать под меня. И заложенная ими мина замедленного действия до сих пор направляет на неверный путь проверяющие органы разных инстанций.

Джаник

В деловых кругах хорошо знают, что Хафиз  друзей не предает, но то коварство, хитроумные схемы, которые использовал бывший руководитель Межбанка против меня, моей семьи и ни в чем не повинного многотысячного коллектива Baghlan Group  (BG), думается, дает мне право изменить этому правилу. Приведу лишь факты и цифры, так что судите сами.

На основании указа президента Азербайджана Ильхама Алиева от 15 июля 2015 года проблемные активы Межбанка были переданы ОАО «Аграркредит». Вместе с другими активами в «Аграркредит» перешли  и кредиты, в той или иной степени связанные с моим именем. Но почему-то без анализа соответствующих документов. По официальному сообщению, «Аграркредит» выплатил по нашим «проблемным» кредитам Межбанку 772,5 млн манатов. Однако эта сумма рассчитана неверно, что ясно видно из представленной таблицы, где четко указаны все долги BG Межбанку, переданные по указу главы государства в управление ЗАО «Аграркредит» на 15 июля 2015 года.

Как видно из пункта 7 таблицы, 112,1 млн долларов и 3,6 млн евро, относящиеся к отмеченной выше сумме выкупленных «Аграркредитом» наших активов, вообще не имеют ко мне ни юридического, ни даже косвенного отношения – это чистый долг компании «Heaney Assets Corporation». С данной компанией меня ничего не связывает, в тот период я о ней даже не слышал. Лишь впоследствии мне стало известно, что эта приближенная к самому Джанику компания была учреждена в феврале  2013 года в офшорах, а зарегистрирована Федеральной налоговой службой России 18 июня 2014 года. То есть юридически она приступила к деятельности именно с указанного числа.

А уже 19 июня Джаник и наши общие в то время друзья силой вынудили меня отказаться от должности президента и председателя совета директоров операционной компании Bahar Operating Company, которая давала мне право вето в любых ситуациях, в том числе и при сокращении местных кадров. Вскоре из совета директоров «ушли» и оставшихся там троих наших людей.  Лишив нас всех рычагов воздействия на деятельность операционной компании, Джаник легко добился лишения доли BG в проекте Bahar Energy. Еще через 27 дней Межбанк начал щедро снабжать кредитами близкую к Джахангиру Гаджиеву, а ныне скандально известную компанию «Heaney Assets Corporation». А благодаря «непонятному» содействию банкира компания стала одним из акционеров проекта разработки морских месторождений «Бахар» и «Гумдениз» с долей в 7,4%. Так мастерски, но преступным путем, вплоть до принуждения спецназом в масках из бывшего МНБ, Джаник отнял у меня перспективный проект. И это стало началом не только потери всей моей доли в проекте, но и всех других активов BG.

Обратите внимание на указанные даты - всего один день отделяет регистрацию «Heaney» в российской налоговой службе и мой «уход». Чуть больше времени, 27 дней, понадобилось, чтобы Межбанк через свою московскую «дочку» «МБА Москва» приступил к выдаче «Heaney Assets Corporation» кредитов на общую сумму в 105,2 млн долларов и 3 млн евро (основной долг). Кредиты выдавались в период с 16 июля 2014 года по 12 марта 2015 года по простым  векселям этой компании (всего с этой целью было выпущено 33 векселя). Срок погашения каждого векселя был установлен в три года, хотя распоряжением главы государства от 15 июня 2015 года все токсичные активы МБА именно с этой даты перешли в «Аграркредит». Но предоставленные «Heaney» кредиты вместе с начисленными процентами возросли к тому времени до 112,1 млн долларов и 3,6 млн евро. И всю эту сумму загадочным образом приписали мне. Для выявления такого столь абсурдного утверждения не требуется особых знаний, но проведением дополнительной проверки и установлением истины никто себя утруждать не хочет.  

Не считаю себя крупным финансистом, но есть еще одно обстоятельство, которое может пролить свет на все преступные махинации, связанные с операцией выкупа Межбанком векселей «Heaney». Так, ни на одном векселе компании нет печати, хотя они являются финансовыми документами. Кроме того, все векселя и соответствующие договоры о их купле-продаже подписывает, будто бы по доверенности, некий Заур Исазаде, но сами договоры к документам не прилагаются. А это, согласитесь, весьма важные условия, нарушать которые не позволено никому. И без соответствующего «добро» сверху пойти на такой подлог никто не рискнул бы. А дать его мог только один человек - уверенный в своей безнаказанности Джаник. Кстати, в настоящее время самого З.Исазаде, который, по сведениям из заслуживающих доверия источников, является родственником небезызвестного первого секретаря ЦК КП Азербайджана Абдурахмана Везирова,  допрашивают в Москве следственные органы, и вопросов у них к этому подставному лицу Джаника – предостаточно.

Кроме того, кредиты под векселя компании выдавались в основном под 5,5% годовых, тогда как даже мне в это время Джаник предоставлял их под 12-18%, да и то как близкому партнеру. А ведь тогда средняя ставка по депозитам в Азербайджане колебалась в пределах 10%. Чего ради он проявлял такую отеческую заботу к этой компании, думаю, объяснять не стоит.

Межбанк невероятно щедро снабдил кредитами близкую к Джанику «Heaney Assets Corporation», хотя буквально накануне этого я лично просил Джаника выделить мне всего 6 млн долларов в виде краткосрочного кредита, но получил отказ. А ведь этой суммы было бы достаточно, чтобы оплатить свою часть в проекте по регламенту, после чего данный проект должен был приступить к полноценной работе. Как результат должны были последовать приток иностранных инвестиций и оплата своей доли в проекте со стороны SOCAR, все расходы которой до этого, по условиям соглашения о разделе продукции, оплачивалось с нашей стороны. Где-то через пару месяцев BG светили отличные перспективы, но Джаник сделал все по-другому. И, как всегда, в итоге все остались в накладе. В том числе и сам Джаник…

Сегодня мне доподлинно известно, что выданные «Heaney» кредиты были использованы не только для финансирования проекта «Бахар», но и на другие цели, в том числе и на знаменитый албанский проект Джаника. Это его схема, мне кажется, должна заинтересовать и правоохранительные органы, так как  огромная часть этого кредита, а именно 45,9 млн долларов и 2,4 млн евро (вместе с процентами к моменту распоряжения главы государства составляли  48,1 млн  долларов и 2,5 млн евро), были переведены в Албанию. Эта сумма, скорее всего, имеет отношение к скандальным албанским миллионам Джаника. Большая же часть выделенных кредитов, а именно 59,4 млн долларов и 1 млн евро, «Heaney» прямо или косвенно вложила в проект «Бахар». А точнее, из этой суммы 29 млн долларов Джаник использовал для выкупа у зарубежных держателей евробондов, выпущенных дочерней компанией BG – «Baglan Qrup BVI». Таким образом Гаджиев обрел право объявлять акселерацию, что на банковском языке означает возможность претендовать на немедленную выплату всех долгов по выпущенным бондам этой  компании.

 Еще 21 млн долларов «Heaney» выделила нашему бывшему партнеру по проекту - компании «Greenfild Petroleum» с 33-процентной долей для очередного транша в проект. Но к этому времени, еще раз подчеркиваю, прошло уже 27 дней как меня  и де-юре, и де-факто отстранили от участия в проекте. Так что лично я никак не могу отвечать за какую-либо финансовую ответственность этой компании. И получается какая-то глупая анекдотичная история: как деньги получать - так «Heaney», а как долги платить – так BG.

Да, мне понадобилось слишком много времени, чтобы убедиться в коварстве человека, которого я почитал как надежного партнера. Прикидываясь таковым, он за спиной прибегал ко всем дозволенным и недозволенным методам, чтобы утопить своего доверчивого «друга». В моих руках случайно оказался фрагмент переписки между головным офисом МБА в Баку и его московской дочкой «МБА Москва».

Межбанк

Здесь черным по белому написано, что МБА принял решение  инициировать процесс выкупа по максимально низкой цене акций Хафиза Мамедова с целью последующей их продажи и погашения его долгов. В директиве также указано, что эта «почетная миссия» возложена на «Heaney». В московской «дочке» могли и не знать о том, что больших долгов у меня перед МБА никогда не было. Напротив, по итогам моих операций в Европе в банк поступали крупные суммы в валюте, а часть ежемесячных миллионных поступлений за железнодорожные перевозки и вовсе оставались в распоряжении Межбанка.

Что же касается кредитов, которые периодически приходилось брать в МБА, то они своевременно обслуживались моими компаниями - в головном-то офисе об этом знали все. Значит, все было продумано и рассчитано Джаником давно и тщательно.

BG и ее партнер по проекту - «Greenfild Petroleum» вместе  инвестировали в «Бахар» 491 млн долларов еще до начала этих событий, но оставались обязательства еще на 21 млн долларов, из которых 16 млн приходились на долю BG, а 5 млн – на долю «Greenfild Petroleum». Долго я упрашивал тогда Джаника и других финансистов выделить мне всего 6 млн долларов, но везде получал отказ. Банки упорно отказывали мне в этой скромной для таких больших проектов сумме, хотя до этого с легкостью выделяли десятки и сотни миллионов долларов на гораздо менее значимые проекты. Дошло до того, что я уже стал предлагать залог в разы превышающий эту сумму, но мне открыто говорили, что Джаник их убедил в моей неплатежеспособности. Он распускал обо мне всякие слухи, давал «настоятельные советы», которые отпугивали потенциальных кредиторов. 

А потом, в такой ответственный для меня момент, пошел на откровенно подлый шаг: спасает «Greenfild Petroleum», оплатив ей последний транш через «Heaney». Параллельно 21 млн долларов он перечисляет иностранной компании, которая оплачивает и мою долю в проекте, но таким образом «Heaney» получает право на 7,4% доли «Greenfild Petroleum».  Позже, насколько мне стало известно уже в постджаниковский период, доля «Heaney» непонятным образом снизилась до 4%. Мне это в принципе должно бы быть и безразлично, если бы не одно "но".

На первый взгляд кажется, что 67% азербайджанских компаний в «Бахаре» остались без изменений, а «Heaney» досталась лишь часть доли «Greenfild Petroleum». На самом же деле в результате такой странной комбинации уже после Джаника государство вновь теряет миллионы манатов, так как активы «Heaney» при передаче их «Аграркредит» снизились на 3,4%, и опять удивительным образом. И это уже не может меня не волновать, так речь идет об очередном крупном ущербе государству.

Кроме того,  67% доли проекта принадлежали BG и SOCAR, инвестировавшим в проект около полумиллиарда  долларов от общего объема инвестиций в проект. При этом долю  SOCAR, по условиям соглашения, оплачивал BG - к тому времени она в пересчете составила 30 млн долларов. Но после нашего дефолта все поменялось: доля BG перешла Госнефтекомпании, а BG в результате подлых «операций» Джаника лишилась собственных инвестированных в проект  средств. И не только - по иронии судьбы  SOCAR перешли не только те средства, которые вложила в проект BG, но и те, которые мы вложили вместо Госнефтекомпании. А это сумма - колоссальная.

Итог безнаказанных действий Джаника налицо: некоторые из его приближенных, как и сам банкир, уже сидят, другие - в бегах. Но дело его живет и сегодня, а месторождения наши переходят из рук в руки. В результате добыча газа с контрактной площади, резко возросшая в короткий период управления проектом Хафизом Мамедовым, также резко упала сразу после передачи управления в другие руки. За короткий период нам удалось увеличить добычу нефти с «Бахар» в два раза, а газа – почти в три раза. А после инициирования нашего дефолта добыча сразу опустилась до прежнего уровня.

А финансовые проблемы, кажется, и вовсе зашли в тупик. Поставленный же вместо меня во главе операционной компании Эмин Садиг, прославившийся полным безразличием к  деятельности руководимого проекта, предпочитающий праздный образ жизни и окруживший себя статусными красавицами, ныне арестован в Москве и ожидает экстрадиции в Азербайджан. Он обвиняется также и в других, не менее  крупных, финансовых махинациях в Казахстане. Да, после бакинских приключений этот близкий партнер Джаника  вместе со всеми своими красавицами оказался в этой дружеской нам стране, где за короткий срок успел разбазарить еще сотни миллионов долларов.

Вот вкратце те злоключения, которые обрушил на мою голову Джаник в рамках всего одного проекта.  Все это нанесло огромный ущерб не только мне, но и государству в целом. А суды до сих пор не могут пойти наперекор действиям Джаника. Да и как они могут решиться на это, если сотрудники «Аграркредита», принявшего наряду с токсичными активами Межбанка и активы моих компаний, постоянно утверждают, что они представляют государственную организацию, которая никак не может проиграть суд. Не только утверждают, но и оказывают реальное давление на разные органы, вплоть до суда. Невероятно трудно, честно признаюсь, пробить мощную судебно-бюрократическую стену и вернуть свои сотни миллионов.

Всё, мной изложенное, - лишь один эпизод преступных деяний бывшего главы Межбанка Джахангира Гаджиева. И  этим ни преступления Джаника, ни мои беды не ограничиваются. Но об этом в следующий раз.




Loading...


loading...
Loading...
loading...

Oxşar xəbərlər