Аслан Черкесов: «Если меня найдут мертвым, знайте - это они»

Аслан Черкесов: «Если меня найдут мертвым, знайте - это они»

Родные осужденного за убийство московского футбольного фаната опасаются за его жизнь. 

Родные кабардинца Аслана Черкесова, который отбывает срок за убийство футбольного фаната Егора Свиридова в 2010 году, после смерти в ИК №31 чеченца Ислама Магомадова бьют тревогу.

Аслану “дали тюремный режим на три года”, его перевезли из красноярской исправительной колонии №31 в СИЗО №1 в Красноярске, и куда он будет отправлен далее - пока не известно, сообщила “Кавказ.Реалии” сестра осужденного Анна.

По ее словам, “тюремный режим” - это даже жестче ЕПКТ (Единого помещения камерного типа) в ИК №31, где, по заявлениям Черкесова, его неоднократно жестоко пытали. Перевод состоялся после того, как в колонии прошла проверка - и красноярская прокуратура вновь не нашла никаких нарушений в обращении персонала ИК с заключенными и оснований для возбуждения уголовного дела.

Напомним, в августе этого года стало известно о многодневных пытках Черкесова в колонии №31, после чего Общественная наблюдательная комиссия Красноярского края опубликовала целый ряд видеообращений осужденных из этой колонии - они заявляли об угрозах и пытках, применявшихся к ним со стороны сотрудников ИК, а также о притеснениях по религиозному признаку и доведении до самоубийства.

“Я обращалась во все инстанции неоднократно, в том числе в Москве, в том числе - в правительство и администрацию президента, и мне отовсюду приходил ответ, что никаких нарушений в колонии нет. В этот раз всё повторилось. Я уже не знаю, куда идти, в России я за семь лет прошла всех и вся - безрезультатно”, - рассказывает Анна.

В прокуратуру Красноярского края обращение Черкесовой было спущено из Генпрокуратуры РФ, это традиционная схема при любой попытке “подняться на уровень выше” - все жалобы опять возвращаются в Красноярск.

В ведомстве заявили (текст ответа находится в распоряжении “Кавказ.Реалии”), что физическое насилие и спецсредства применялись в отношении осужденного Черкесова только потому, что он оказал сотрудникам ИК “открытое неповиновение и активное сопротивление”. Превышения полномочий не было, уверяют в красноярской прокуратуре.

Между тем семье не сообщили о том, что Аслан вывезен из ИК №31 (сестре пришлось искать его своими силами, с помощью адвоката), отказываются говорить, что с ним будет дальше. Родные очень обеспокоены происходящим, особенно после того как в том же ИК №31 был найден мертвым другой заключенный родом с Кавказа, Ислам Магомадов.

“Я знала об Исламе со слов Аслана, брат упоминал его в письмах. Он отзывался о Магомадове как об очень сильном духом человеке - и очень верующем, я не верю, что он мог наложить на себя руки”, - отмечает собеседница.

“Аслан и сам не раз передавал нам через адвоката (увидеться с семьей лично Черкесову не дают уже несколько лет - прим. "Кавказ.Реалии"), мол, если меня найдут мертвым, повешенным или убитым, знайте - это не я, это сделали они”, - рассказывает Анна.

В заключении брат принял ислам, а верующий человек никогда не пойдет на самоубийство, подчеркивает она - и вспоминает, что угрозы в духе “Ты отсюда живым не выйдешь” со стороны сотрудников колонии поступали Аслану Черкесову неоднократно.

Семья истощена морально и материально, держать связь с Асланом иначе, чем через адвоката, не получается, из-за “особого отношения” к заключенному защитник ездит в колонию еженедельно, а это стоит денег. “Мы на пределе, такое ощущение, что они хотят добить не только Аслана, но и всех его близких”, - говорит Анна.

Сейчас родные Аслана Черкесова ищут адвоката, который поможет им составить обращение в Европейский суд по правам человека: им страшно за здоровье и жизнь Аслана, а искать правду в России они уже считают бессмысленным занятием.

“Кавказ.Реалии” обратился за комментарием к исполнительному директору общероссийского движения “За права человека” Льву Пономареву. Правозащитник признался, что наслышан о ситуации в ИК №31.

“В связи со смертью Магомадова я уже написал уполномоченному по правам человека в России Татьяне Москальковой. Зная, что происходило в ИК №31, я уверен, что Магомадова довели до самоубийства, и требую возбуждения уголовного дела и его расследования с привлечением правозащитников”, - сказал Пономарев.

Семье Черкесова он посоветовал написать на имя Москальковой, а также председателя Совета по правам человека при президенте РФ Михаила Федотова. “Будучи экспертом при омбудсмене, я обещаю оказать содействие. Даже если ее аппарат уже отвечал негативно, то я постараюсь, чтоб это письмо попало ей лично в руки, и она отнеслась к делу более тщательно”, - заявил правозащитник.

Что касается ЕСПЧ, то Пономарев напомнил: “В ЕСПЧ есть ускоренная процедура регистрации жалобы, когда существует реальная угроза жизни. А она там есть - и до произошедшего с Магомадовым в колонии №31 были случаи жестокого обращения с заключенными и доведения до самоубийства”.

“Кавказ.Реалии” обратился в ГУФСИН России по Красноярскому краю, попросив уточнить, где сейчас находится Аслан Черкесов и куда он будет направлен в дальнейшем. На момент публикации статьи редакция не располагала ответом ведомства.

 

 




Loading...


loading...
Loading...
loading...

Oxşar xəbərlər